1 paź

Наурузбаев Мырза отец Балли Мажец (девичья Наурузбаева).

Неизвестные имена истории Казахстана.

20 января 2020 г. 10:14

https://kazpravda.kz/n/neizvestnye-imena-nashey-istorii/.

Делегат от бухарских казахов

Он родился в Кзылкумском райо­не Сырдарьинской (ныне Туркестанской) области в 1900 году в зажиточной семье из знатного рода. Окончил русскую гимназию для туземцев в Самарканде, участвовал в революционном движении младобухарцев, был руководителем Киргизского (Казахского) велаята (области) Бухарской Народной Социалистической Республики (БНСР), председателем Киротдела и членом Президиума БухЦИК БНСР. Поддерживал связь с лидерами Алаш Орды и, несмотря на все перипетии судьбы, остался жив.

Такие факты стали известны автору этих строк в 2014 году после прочтения книги «Руханият» известного казахстанского ученого-алашеведа Дихана Камзабекулы. Там были приведены данные, что Мырза Наурузбаев участвовал в работе Первого съезда ученых Казахстана, представляя казахов Бухары. Они и дали толчок дальнейшим поискам.

В Государственном архиве РК в Алматы удалось найти стенограмму съезда, написанную на казахском языке арабской графикой. Под руководством президента Меж­дународной тюркской академии Дархана Кыдырали стенограмма, пролежавшая на полках архива более 90 лет, впервые была полностью переведена на кириллицу и издана отдельной книгой – «Қазақ білімпаздарының сиезі».

Первый съезд ученых Казахстана проходил с 12 по 18 июня 1924 года в Оренбурге – тогдашней столице республики. На съезде обсуждались актуальные и сегодня вопросы образования, науки, терминологии, школьной программы, подготовки учебников, открытия техникумов и институтов по подготовке учительских кадров, перехода от арабского алфавита на латиницу и многие другие, вытекающие из тогдашних реалий.

Особую значимость съезду придало участие в его работе видных деятелей государства, лидеров партии «Алаш», а также ученых, руководителей Народного комиссариата образования республики, представителей губернских отделов образования, издательств, газет и журналов. Среди них были Нугман Залиулы (нарком образования Казахстана), Алихан Букейханов и Назир Торекулов (от Восточного отдела печати Москвы), Мырза Наурызбаев (от казахов Бухары), Халел Досмухамедов и Имангали Арабайулы (от туркестанских казахов-киргизов), Мухтар Мырзаулы (от Оренбургского казахского института), Елдес Омаров, Ахмет Байтурсынов, Молдагали Жолдыбаев, Нуртаза Ералыулы (от наркомата образования республики), Ергали Алдонгаров (от Костанайского губернского отдела образования), Аспандияр Кенжеулы (от Коммунистической партии республики), Мухтар Саматов (от Казахского отдела Всероссийской организации канцелярских служащих), Манан Турганбайулы (от Семипалатинского губернского отдела образования), Нигметжан Шайулы (от Уральского губернского отдела образования), Рустем Акбайулы (от Букеевского губернского отдела образования), Миржакып Дулатов (от научных организаций Казахстана), Сакен Сейфуллин (от Оренбургского управления газет и журналов).

В президиум съезда избрали Нугмана Залиулы, Алихана Букейханова, Аспандияра Кенжеулы и Мырзу Наурызбаева, который предложил включить в повестку дня вопрос об организации работы по просвещению казахов, проживающих в Бухарском и Хорезмском крае.

Мырза Наурызбаев, выступая от имени бухарских и хорезмских казахов, доложил съезду об их бедственном положении, о вымирании целых территорий и казахских родов. Он сообщил, что только в Бухарском крае проживают полмиллиона казахов, их до сих пор нещадно эксплуатируют сарты. 350 тыс. казахов живут среди сартов и вынуждены скрывать, что они казахи. Только два казаха привлечены к работе Советов, и то только в качестве канцелярских служащих. Далее, как наглядный пример, Наурызбаев продолжил свой доклад на чисто узбекском языке.

Поднятые им вопросы горячо и предметно обсуждались участниками форума, Наурызбаева поддержал Ахмет Байтурсынов. С докладом «О просвещении казахов, проживающих вне пределов Казахстана и Туркестана» выступил Миржакып Дулатов. В протокол включили специальный пункт – о мероприятиях по просвещению и обучению на родном языке казахов, проживающих вне территории республики. Решение съезда гласило: «1. Направить в Бухарский и Хорезмский край казахских учителей и просветителей. 2. В открываемых в республике школах назначить стипендии и резервировать места для учащихся из указанных краев».

Было решено создать специальную комиссию, подотчетную наркомату просвещения, которая должна посетить места компактного проживания казахов в Бухаре и Хорезме и оказать им помощь в развитии языка, проведении просветительской работы. Манан Турганбайулы отметил, что такой же работой необходимо охватить казахов, проживающих на территориях России, Китая и Монголии. Это включили в постановление съезда.

Следует подчеркнуть, что одним из важных вопросов был переход казахского языка на латиницу. Как представляется, выдвинутые делегатами съезда предложения не потеряли актуальность и должны оказаться в поле зрения тех, кто сегодня по поручению Главы государства дорабатывает вариант казахского алфавита на латинице.

Состав участников съезда, обсуж­даемые вопросы, продолжительность его работы подтверждают, что этот форум положил начало для развития ряда отечественных гуманитарных наук – педагогики, психологии, филологии (лингвис­тика, литературоведение, фольклористика), культурологии, историографии. Решения этого съезда в последующем стали фундаментом нашей национальной науки.

И то, что Мырза Наурызбаев был приглашен из далекой Бухары, более того – избран в президиум съезда, свидетельствует, что он уже тогда был известной личностью, поддерживал тесную связь с лидерами Алаш Орды, пользовался у них особым, в первую очередь политическим доверием.

На благо своего народа

Архивные документы свидетельствуют, что после съезда Мырза Наурызбаев поехал в Москву, где в июле-августе 1924 года принимал участие в работе комиссии по размежеванию среднеазиатских республик.

Как известно, вопрос о национально-государственном размежевании в масштабе всей Средней Азии впервые прозвучал на заседании Оргбюро ЦК РКП(б) 31 января 1924 года. Решением ЦК Бухарской коммунистической партии в апреле была организована комиссия по подготовке и проведению национального размежевания, в состав которой вошли Ф. Ходжаев, К. Атамбаев, К. Пулатов, А. Мухетдинов и М. Наурызбаев.

В Государственном архиве социально-политической истории Российской Федерации сохранился протокол заседания комиссии от 19 августа 1924 года. Из до­кумента видно, что представитель Бухары Саинджанов не возражал против создания Киргизского велаята (области) со вхождением в Узбекскую республику. А представитель от Киротдела Бухарской республики Наурызбаев настаи­вал на выделении Киргизской (Казахской) области в качестве автономии в составе Узбекской республики. Поддержано было первое предложение.

Возможно, настойчивость Нау­рызбаева, его встречи по этому вопросу с Михаилом Калининым послужили основанием в дальнейшем для преследования по надуманным основаниям. Также в Бухаре Мырза Наурызбаев активно сотрудничал с газетой «Еңбекші қазақ», на страницах которой в 1923–1924 годах опуб­ликовал более 15 материалов о бедственном положении казахов в БНСР и в Афганистане. В автобиографии Наурызбаев указал, что он окончил рабфак в Оренбурге и 4 курса Ташкентского ирригационно-хлопководческого института по специальности «агроном».

В 1929–30-х годах Наурызбаев – председатель Моюнкумского и Тюлькубасского райисполкомов. Через год его исключили из партии «за искривление линии партии и байские замашки» – это указано в протоколе заседания проверочной комиссии Окружной комиссии ВКП(б) по чистке и проверке членов и кандидатов ячеек № 16 и 17 от 22 января 1930 года.

Примечательно, что впоследствии Мырза Наурызбаев в автобиографиях даже не упоминает о годах работы в Бухаре. Хотя с точки зрения карьерной истории наиболее значительные моменты его жизни именно связаны с Бухарой. Можно предположить, это связано с тем, что многие видные деятели Узбекской ССР во главе с Файзуллой Ходжаевым в 1937-м были репрессированы и расстреляны.

Как видно из архивных документов, через день после ареста Файзуллы Ходжаева в 1937 году Мырза Наурызбаев выехал в Киргизию, где 15 лет жил и работал в системе земельных органов и Нар­комата госконтроля, активно занимался общественно-политичес­кой деятельностью. Был членом президиума Республиканского комитета профсоюзов земельных органов Киргизской ССР, участвовал в работе пленумов ЦК Союза земельных органов СССР, которые проходили в Москве. Был избран делегатом Х Всесоюзного съезда профессиональных союзов СССР.

В 1950-м окончил двухгодичный вечерний университет марксизма-ленинизма при Фрунзенском горкоме КП(б) Киргизии. В июне 1952 года с должности контролера первого ранга Госконтроля Киргизской ССР был командирован в Москву, работал контролером Госконтроля СССР. 20 января 1953 года на основании результатов служебного расследования по доносу по месту его предыдущей работы в Киргизии был уволен по собственному желанию.

В том же году вернулся в родные края. Два года работал директором совхоза им. М. Фрунзе в Кировском районе Чимкентской области. С 1955 по 1963 год – председатель райпотребсоюза Каратасского района. После выхода на пенсию переехал в город Шардара, где умер в 1978 году, чуть не дожив до 80-летия.

Близкие Мырзы Наурызбаева вспоминают, что он никогда не рассказывал подробности своей жизни, был немногословен, как и многие его современники. Но его биография – одна из страниц истории Отечества, и его имя должно остаться в памяти потомков.

ЕРЖАН ИСАКУЛОВ, ДОКТОР ПОЛИТИЧЕСКИХ НАУК